По словам 24-летнего Кирилла, митинг против мобилизации 21 сентября стал для него первой акцией такого рода. До этого мужчина «просто следил за новостями, интересовался политикой».

Его задержали уже после окончания митинга. «Всё стихло, полицейские сказали: „Расходимся“, ну я и пошёл. И тут меня забирают. Весь митинг я вообще ничего не делал, просто стоял рядом с полицейскими».

Автозак был переполнен, задержанных доставили в один из московских ОВД (Кирилл просит не называть его из соображений безопасности — прим. ред.). Как вспоминает мужчина, полицейские относились к задержанным «в целом без грубости». Но шутки про армию начались сразу. Когда он проходил мимо группы сотрудников, то услышал про себя: «Вот этого в спецназ ВДВ отправим». Полицейские задавали стандартные вопросы о целях участия в митинге, просили разблокировать телефон и назвать номера знакомых. «Я отказался это делать, сославшись на 51-ю статью Конституции, — вспоминает Кирилл. — Потом они начали спрашивать, служил ли я в армии, есть ли у меня военный билет».

По словам Кирилла, «военник» у него есть, но в армии он не служил — ограниченно годен из-за хронического заболевания. Тем не менее полицейские угрожали ему «отправить в армию». Как утверждает парень, в отделении полиции был человек, представившийся военкомом, он и вручил Кириллу повестку.

«Всё это происходило в полночь, а уже в десять утра мне было предписано явиться в военкомат того же района, где и отдел полиции, — говорит Кирилл. — При этом я прописан вообще в другом регионе и отношусь к другому военкомату». Бланк о вручении повестки он всё же подписал: «Переживал, что меня не выпустят, и уже очень хотелось, чтобы всё закончилось».

Однако утром ни в какой военкомат Кирилл не пошёл и не собирается. «Буду либо уезжать, либо залягу на дно». Воевать мужчина не хочет: «Я хорошо отношусь к Украине и хотел бы побывать там, но не в качестве солдата, конечно». Когда 24 февраля Владимир Путин объявил о начале «спецоперации», Кирилл и его знакомые ощутили «тошнотный траур» — и несколько дней «ничего не могли делать». Из тех, кто был задержан месте с ним, в военкомат не пошёл никто, уверяет мужчина.

17-летнему московскому школьнику Станиславу повезло меньше, чем Кириллу. Изначально он вообще не собирался участвовать в митинге — шёл мимо, думая, что всё уже закончилось. Но увидел толпу и присоединился к ней «из любопытства». Задерживали Станислава жёстче, чем Кирилла: ему порвали рюкзак, несколько раз ударили, пытаясь отобрать телефон.

Узнав, что Станислав несовершеннолетний, полицейские в участке отделили его от остальных задержанных, говорит парень. Общались вежливо, но повестку с требованием явиться в военкомат всё равно вручили — «для уточнения документов». Из отдела полиции Станислава забрал отец.

Наутро парень поехал вместе с матерью в военкомат. По его словам, там сильно удивились, увидев повестку. «Они спрашивали, кто её выдал. Мы объясняем, а они сидят, вообще охреневшие, — рассказывает Станислав, — То есть они вообще не были предупреждены».

Оба собеседника «Новой вкладки» сходятся во мнении: история с повестками была скорее «спектаклем» для психологического воздействия на участников митинга. «Один парень, который был с нами, отказался подписывать бланк о вручении повестки, и его отпустили просто так, — говорит Кирилл, — Да и в целом складывалось ощущение, что они не знают, что с нами делать». Тем не менее оба москвича в ближайшее время участвовать в митингах больше не собираются.

Фото на обложке: Klaus Wright/Unsplash