Утром 12 апреля 2020 года почти два десятка человек собрались на пустыре на юге Петрозаводска. Один из них замешивал бетон, несколько человек споро расчищали место под металлическую стелу, ещё одна держала самодельную красную звезду — её выпилили «болгаркой» прямо на кухне, в квартире. Все они устанавливали нелегальный памятник участнику Великой Отечественной войны.

Раньше тут был парк, но вместо деревьев остались только пни и редкие, не вывезенные поваленные стволы. В феврале 2020 года две строительные компании вырубили больше тысячи деревьев. Это делалось по заказу властей: на месте парка должны были построить детский сад и мотоарену. Чиновники ссылались на большую сумму денег (170 миллионов рублей), которую Москва выделила по федеральной целевой программе развития республики.

Вместе с лесом строители уничтожили памятник солдату Яше Степанову, погибшему в боях за Петрозаводск в октябре 1941 года. Прямоугольное железное сооружение — такие часто устанавливали на советских кладбищах — простояло почти четверть века: с 1996 по 2020 год.

На февральских фотографиях рядом с восстановленным памятником стоит пожилая женщина в норковой шубе. Валентина Петровна Пантелеева — заслуженный педагог Карелии, преподаватель географии с полувековым стажем. Пожилая учительница приехала в Каменный бор в свой 86-й день рождения, чтобы собственными глазами увидеть проделанную работу.

В марте 2020 года Валентина Пантелеева выступала в Общественной палате Петрозаводска на слушаниях, посвящённых переносу памятника подальше от места стройки. Во время слушаний пожилая активистка критиковала историков, заявивших, что никакой Яша Степанов в Каменном бору не погибал. Летом она ходила на все суды — и ждала их решений, чуть ли не сутками дежуря с другими активистами за закрытыми дверями.

«Взрослые дяди всё переломали»

— С Валентиной Петровной я лично познакомилась весной 2020 года, — рассказывает жительница района и активистка, защитница Каменного бора, Раиса Няппинен. — Утром 8 марта я случайно разговорилась с ней на улице и рассказала о том, что произошло в Каменном бору. А уже на следующий день Валентина Петровна была на митинге в защиту Каменного бора.

Раиса Ивановна Няппинен — шестидесятилетняя пенсионерка, в прошлом — бухгалтер в строительном тресте. Гражданской активисткой себя она не считает. «Я просто пыталась сохранить память о солдате, погибшем в Великой Отечественной», — говорит она.

Валентина Петровна
Валентина Петровна
Фото: из личного архива

Летом 2020-го Раиса Ивановна почти каждый день ходила пешком три километра на место, где раньше был парк. Пенсионерка покупала цветы и возлагала их на то место, где стоял памятник солдату. Она вела летопись: собирала фотографии и материалы, посвящённые противостоянию активистов и строителей.

Раиса Ивановна показывает большую папку, в которой газетные вырезки, фотографии, стихи, написанные горожанами из инициативной группы по защите памятника. Здесь же копии обращений к властям и полученные на них ответы. Она сама ходила в военный комиссариат и прокуратуру, писала обращения с требованием наказать виновных.

— Положа руку на сердце, я не знала, что там стоит памятник, — рассказывает Раиса. — В 1996 году, когда памятник только ставили, я очень много работала, чтобы прокормить детей. Эта история прошла мимо меня. Зато о памятнике Яше знали жители Ключевой (спального района на юге города — прим. ред.), местные жители.

Раиса Ивановна говорит, что местные жители заботились о состоянии памятника. К небольшому и спрятанному среди сосен монументу приходили школьники, участники краеведческих клубов, пенсионеры.

— Моя знакомая, которая работала вместе со мной, со слезами рассказывала, что они каждый год на 9 Мая шли с цветами к могиле Яши Степанова и вспоминали своих родных, — говорит Раиса. — Ещё одна женщина, живущая недалеко от Каменного бора, вместе соседкой каждый год на 9 Мая намывала монумент до блеска.

Каменный бор
Каменный бор
Фото: Сергей Другов

Раиса вспоминает, что прочитанная в газете история о сносе памятника потрясла её. Пенсионерка сама лишь недавно нашла место гибели своего без вести пропавшего деда. В 2018 году Раиса получила копию удостоверения к дедушкиной медали «За Отвагу», которую она ждала много лет.

— У меня в голове до сих пор не укладывается, как так можно поступать с памятью. Мы празднуем семидесятипятилетие Победы, открываем архивы. И одновременно с этим так поступаем с памятью о Герое войны, — говорит Раиса Ивановна. Она почти плачет.

— Мы пенсионеры, неравнодушные люди, восстановили памятник, покрасили камни, выложенные вокруг окопа, посадили цветы и кусты за свои деньги, — говорит Раиса. — А взрослые дяди взяли и всё переломали, перекопали. Те, кто так поступил с Яшей, мне хотелось их спросить: со своим родственником вы бы так поступили?

«На балансе не значится»

Яков Степанов, которого в местных изданиях часто называют Яшей — восемнадцатилетний боец Пудожского истребительного батальона. О его довоенной жизни известно мало. Согласно официальной версии, Яша погиб 1 октября 1941 года во время боя в каменном карьере на южной окраине Петрозаводска.

После войны территория вокруг карьера была застроена типовыми домами. Учащиеся из ближайшей школы приходили на карьер, искали артефакты для Музея военной истории: собирали гильзы, каски, обломки оружия. Никаких памятных знаков в районе карьера тогда ещё не было.

Памятник в Каменном бору летом 1996 года установил сослуживец Яши, ныне покойный Максим Никифорович Марков. Он хорошо ориентировался на местности благодаря опыту службы в пограничных войсках и работе на лесозаготовках. Поэтому Марков нашёл место гибели сослуживца спустя полвека после окончания Войны.

Раиса Няппинен рядом с памятником, поставленным в апреле 2020 года
Раиса Няппинен рядом с памятником, поставленным в апреле 2020 года
Фото: из личного архива

Кенотаф официально открыла петрозаводская мэрия, с торжественными речами и воинским салютом. Все следующие годы к месту гибели солдата приходили школьники с цветами, Девятого мая к памятнику ходили местные жители. Никто из властей им не занимался: официально памятник на балансе нигде не значится.

— Мы просто не смогли найти того, кто заботился об этом памятнике, — рассказывает сорокалетний юрист и отставной офицер Валерий Алексеев. — Ни одно ведомство не хотело брать на себя ответственность за охрану этого монумента.

Максим Марков
Максим Марков
Фото: группа во «ВКонтакте» «Хранители Каменного бора»

Валерий говорит, что защита памятника для него — это «само собой разумеющееся».

— Я рос рядом с Каменным бором. Будучи подростком, гулял по лесу вместе со своим пушистым котом, — вспоминает Валерий. — Про то, что в Каменном бору шли бои, нам в школе не рассказывали. Уже взрослым я однажды наткнулся на памятник Яше во время прогулки. И на нем висела табличка: «Остановись, прохожий, здесь погиб Яша Степанов».

Табличка — единственное, что осталось от старого памятника. Накануне 23 Февраля 2020 года строители выдернули из земли старый монумент и увезли его на хранение в троллейбусное депо, бросив табличку среди строительного мусора. Валерий пришёл на встречу горожан 23 Февраля и решил для себя, что будет бороться за восстановление памяти.

Табличка с памятника
Табличка с памятника
Фото: из личного архива

Памятник Яше был уничтожен вместе с тысячей деревьев ради строительства детского садика. Деньги на садик были выделены по федеральной программе. Поэтому, как считает эколог Дмитрий Рыбаков, администрация поспешила освоить московские деньги и выбрала неудачное место для стройки. От ближайших домов до садика несколько сотен метров. Под окнами проходит автомобильная и железная дорога. Несмотря на то что горожане заявляли о дефиците мест в садиках в разных районах города, власти решили застроить парк, удалённый от жилого района. Поэтому новости о стройке на фоне уничтожения леса и памятника не вызвали энтузиазма у горожан, о чём они прямо сказали на общественных слушаниях в первых числах марта.

В марте 2020 года администрация пыталась убедить горожан, что памятник будет отреставрирован и возвращён на прежнее место. Сторонники сноса заявляли, что монумент обветшал, рядом с ним разжигаются костры и собираются «любители отдохнуть на природе». Позднее власти предложили открыть новый памятный знак уже в другом месте. Как отмечает Валерий, это незаконно: в существующих законах нет норм, допускающих перенос военных памятников или захоронений. Любое повреждение или уничтожение памятных мест является уголовным преступлением. Но следственный комитет отказался возбуждать дело, не найдя в действиях администрации состава преступления.

Последняя вахта

Хранители Каменного бора заканчивали работу как раз в тот момент, когда в парк приехала полиция. Наряд вызвали строители, наблюдавшие за активистами со стороны. Полицейские не стали мешать работе. В тот раз никого не оштрафовали. На всякий случай горожане организовали дежурство вокруг нового памятника.

Валерий Алексеев у памятника, установленного 12 апреля 2020 года
Валерий Алексеев у памятника, установленного 12 апреля 2020 года
Фото: из личного архива

Валерий рассказывает, что защита Каменного бора и памятного места напоминало будни защитников Шиеса и Куштау. Люди записывались на дежурство, ночевали в палатках, грелись у костра холодными осенними ночами. В таком режиме активисты прожили больше полугода, с апреля по декабрь 2020.

— Я не жалел ни времени, ни сил на это противостояние, делал всё, что мог сам, и всё, что мог с другими активистами: писал заявления и обращения в органы власти, — вспоминает Валерий. — На дежурства я тоже заступал. Как-то проходившие мимо бора мужики меня спросили, сколько мне платят за то, что я тут постоянно дежурю. Такого вопроса я не ожидал, конечно. Ведь для меня эта борьба была делом чести.

В октябре 2020-го защитники парка узнали, что чиновники приняли решение поставить новый, дорогой памятник Яше Степанову в другом месте. Стало понятно, что уничтожение самодельного кенотафа — вопрос времени.

Надпись, сделанная активистами
Надпись, сделанная активистами
Фото: группа во «ВКонтакте» «Хранители Каменного бора»

В конце ноября 2020 года активисты провели последнюю вахту у самодельного монумента. Поздно вечером 1 декабря строители выдернули стеллу из земли и увезли её в неизвестном направлении.

Через неделю у Валентины Петровны Пантелеевой остановилось сердце. Раиса Ивановна говорит, что Пантелеева очень переживала, что памятник снесли.

Власти Петрозаводска пообещали открыть новый памятник Яше Степанову к 30 сентября 2021 года. Никаких новостей по этой теме нет до сих пор: открытие постоянно переносили из-за недостатка финансирования. То, что горожане сделали за несколько дней, потратив пару тысяч рублей, администрация не может сделать уже два года.

Убит трижды

— Эта история подтверждает, что у властей нет трепетного, искреннего отношения к Памяти. Для них история Войны — лишь средство для достижения текущих задач. А истинное отношение к защитникам страны проявляется в таких ситуациях, как с памятником Яше Степанову.

Эмилия Слабунова — депутатка Заксобрания Карелии, едва ли не единственный карельский политик, обративший внимание на историю Каменного бора. Слабунова помогала активистам составлять обращения в администрацию и следственный комитет. Ещё Слабунова делала запросы в Военный комиссариат и Национальный архив Карелии, чтобы найти людей, ответственных за охрану монумента. Ничего не помогло: на обращения были получены отписки, людей, ответственных за памятник, найти не удалось. Слабунова считает, что «властям было важно закончить стройку детского сада, на которые выделила деньги Москва».

— Этот памятник действительно был народной инициативой. Администрация города, хотя и присутствовала на открытии, но нигде и никак его не оформила. Возможно, они не понимают, насколько значимым является это место для людей, — рассуждает Эмилия Слабунова. — Тогда администрация сменила тактику, начала говорить, что мы благоустроим местность, поставим памятную доску на более заметное место. Вполне может быть, что они попросту не ожидали такой реакции и готовы были «под шумок» снести памятник Яше.

Детский садик сейчас
Детский садик сейчас
Фото: Сергей Другов

Детский сад, ради которого был вырублен лес и уничтожен памятник, до сих пор не открылся: строители несколько раз срывали сроки. Из-за неудачно выбранного места администрации пришлось затратить миллионы рублей, чтобы укрепить скалу, на краю которой стоит здание.
Там, где стоял памятник, сейчас трёхметровая бетонная стена. На ней можно разглядеть закрашенный участок — раньше тут была надпись, которую сделали защитники памятника: «Яша Степанов убит здесь трижды».

Фото на обложке: Каменный бор. Фото: Сергей Другов.

Подпишитесь на рассылку «Новой вкладки»

Мы будем присылать вам наши главные статьи раньше, чем они выходят на сайте.

Подписываясь на рассылку, соглашаюсь с Политикой в отношении обработки персональных данных